Александр Ширышев. Статьи по дизайну. Книги для дизайнеров. Новости.авторский проект Александра Ширышева  

Майская школа каллиграфии 2005. Процесс

Итак, в своих повествованиях о Школе я таки добрался до собственно самого процесса. Одна беда — описывать процесс творчества совершенно бессмысленно, так как через него надо пройти. Поэтому в этой заключительной части моего отчета о Школе я лишь вкратце опишу события и задания, из которых состоял процесс обучения. Результаты работы по ряду причин я также не буду выкладывать.

просто красивое фото

Первый вечер

В этот день до Школы добрались последние участники с самых далеких окраин страны (окраин Москвы ;)) и занятия, как и подобает первому дню, имели ознакомительный характер. Учителя расстелили два полотнища и предложили померяться каллиграфическим мастерством. На одном был показан традиционный мастер-класс от мэтров, а другое полотно изнасиловали своими дрожащими ручонками студенты. Знакомство состоялось.

Дальше за бутылочкой вина потекла неспешная беседа за жизнь. Казалось бы, простые, и даже в чем-то пустые разговоры растеребили студентов до состояния творческого возбуждения. Хотелось ваять. Но день закончился, и оставалось только ждать следующего утра.

Добровинский и Гулитов

День первый. Созерцательный

Утром нам рассказали про первое задание, которое стало самым большим и сложным за эти 7 дней. Многие трудился над ним на протяжении всего обучения (а кое-кто даже ночами не спал).

Суть задания состояла в созерцании окружающей нас среды — Херсонеса. Результатом этих созерцаний, на которые отводилось, ни много, ни мало, 2 дня, должен был стать некий абстрактный алфавит, основанный на какой-то характерной черте Херсонеса — природной или рукотворной. В наше распоряжение отдавались несколько десятков гектаров заповедника, с развалинами, морем и музеем, произраставшей на нем растительностью и проживавшей на нем живностью. Забегая вперед, сразу скажу, что материала для вдохновения было настолько много, что у дюжины человек практически не было повторяющихся сюжетов.

Созерцающий, просветленный Сушон

По своему горькому опыту скажу, что в первый день, даже не смотря на окружавшие тебя красоты, отключиться от того, чем занимаешься каждый день — тупым проектированием по шаблонам и схемам, по проторенным дорожкам — чрезвычайно сложно. Короче, в этом задании надо расслабиться и работать не на результат, на процесс. Коммерческому дизайнеру это сложно понять, но так надо…

День второй

Продолжаем заниматься первым заданием. Как таковое созерцание закончилось. Теперь необходимо было те корявые почеркушки (а у кого-то очень даже и не корявые), которые мы сделали днем раньше, воплотить в какую-то символьную форму. И опять важный момент — не скатиться в работу по шаблону. Все по-новому, все как первый раз. К черту то, что ты знал до этого — выпендриваться не перед кем! Пропусти через себя все, что ты увидел, как кристалл, почувствуй себя ребенком, который делает что-то впервые.

Лена Фатеева рисует... как ребенок

И опять: ходим, бродим, созерцаем, рисует, купаемся, бухаем. Результат двух дней: у многих работа не доведена до логического конца. Ерундовое на первый взгляд задание оказалось твердым орешком. Преподаватели дают директиву: доделывать параллельно остальным заданиям. Двигаемся дальше.

День третий. Экскурсионный

Сегодня едем в Чуфут-Кале — город в скале. Казалось бы, не успели напрячься, а уже отдых. Но не так все просто в Школе каллиграфии. Посадив в автобус, нам раздали маркеры и толстые пачки бумаги. Оказывается, мы должны превратиться в своеобразные фотоаппараты, которые по дороге к достопримечательности должны фиксировать все, на что только будет натыкаться пытливый взгляд. На остановках рисовать нельзя, только во время движения. Вот такой марафон.

Через пол часа, когда мы подъехали к Чуфут-Кале, у каждого пассажира автобуса, кроме водителя, в руках была кипа изрисованных листков. Если их быстро пролистать, то получиться мультик (шутка).

Суть задания стала ясна, только когда мы уже рассматривали эти листочки днем позже: в такой экстремальной ситуации, когда не думаешь о деталях, а ухватываешь только суть, конструкцию, главные элементы, получаются совершенно фантастические символы, которые невозможно было бы создать при неспешном проектировании. К тому же задание развивает способность фиксировать существенные детали изображения и фильтровать второстепенные.

Грязные руки и чистые ноги не скажу кого

Помимо этого, во время экскурсии нам надо было… созерцать. На этот раз мы должны были сделать знак Чуфут-Кале, почерпнув идею опять же из окружающей среды.

Пару слов о Чуфут-Кале. Это одно из самых загадочных мест Крыма. Успенский мужской монастырь, вырубленный в скале, заброшенное поселение караимов на высоком плато, пещеры-дома, оборонительные стены, мостовые, древнее кладбище. И все это на фоне природы сказочной красоты: когда взбираешься на плато, на котором стоит город, взору открывается вид, от которого перехватывает дыхание.

Чуфут-Кале, захватывающий дух

Вечером, после утомительной дороги обратно — холодное пиво и купание в бушующем море.

День четвертый

Экватор — и по регламенту и по температуре. Солнце жарит как сумасшедшее. Многим не отойти после вчерашней тряски в автобусе и восхождения в гору. Работать не хочется, а надо. На основе пережитых эмоций делаем знак Чуфут-Кале. Кто-то мучает первое задание.

После обеда (а на обед у нас сегодня — курица!) прошла лекция Сергея Ивановича, который двумя днями ранее присоединился к нашей веселой компании.

Сергею Ивановичу не дают покупаться

День пятый. Шрифтовой

Темп занятий продолжает ускоряться. В первой половине дня делаем алфавит на основе трех камней, которые нам накануне надо было найти на берегу: круглого, квадратного и треугольного. Работу надо выполнить за 3 часа.

Опять же, задание казалось бы одно для всех, количество камней у всех одинаковое, формы вечные. Но как все это было реализовано! Ни одного похожего результата.

После обеда (а на обед у нас сегодня — фирменное блюдо Зеленой Пирамиды — курица!) следующее задание. Берем ножик, бумагу и… делаем шрифт. Потом берем еще бумагу, тушь и любой инструмент по вкусу и через вырезанные трафареты переводим буквы на плоскость листа с выбранной — опять же автором — интенсивностью и экспрессией. Таким образом, гарнитура проходит своеобразный конвейер.

Катя Гончар делает шрифт

Пожалуй, через пяток лет авторам курса надо будет выпускать книгу «1001 способ изготовить шрифт в домашних условиях из подручных материалов». Вот, Юрий Иванович в этом деле продвинулся дальше всех. Полсотни способов у него точно уже наберется. За время обучения мы ему еще дюжину идей подкинули. Рисовали даже пробегавшими мимо жуками (примечание: во время обучения ни одного жука не пострадало)…

Катя Романова экспериментирует Жук-каллиграф

Впрочем, я отвлекся, а работа тем временем кипит. Через 3 часа пол помещения, в котором ковались шрифты, был завален бумажными обрезками и измазан тушью, а перед светлыми очами мэтров лежало 10 совершенно разных гарнитур. Еще одна гарнитура лежала на улице… Киевский хлопчик Илья, умудрился запрячь в работу внезапно набежавшую грозу, которая добавила шарму его и без того изящному творению.

День шестой. Эротический

Пришла обнаженная женщина. Нам выдали тушь, бумагу и усадили в кружок. Рисуем 3 минуты. Потом поза меняется. Аккуратно кладем листок на пол (потому что он мокрый и должен просохнуть). Опять рисуем. 3 минут — поза меняется. Час пролетает мгновенно… Не понимаю…

Натурщица и наброски

Обнаженная женщина, тушь, бумага. Рисуем 1 минуту. Поза меняется. Быстро кладем листок на пол и начинаем рисовать новую позу. Минута, тушь, листок, поза. Еще полчаса пролетают как несколько минут… Начинаю понимать…

Много набросков

Женщина, тушь, бумага, 10 секунд, новая поза, листок скидывается не глядя, женщина, бумага, тушь, 10 секунд, листок на пол, поза, тушь, бумага, брызги в разные стороны, на пол, почему-то вспомнил автобус, мчащийся в Чуфут-Кале, 10 секунд, женщина, тушь, листок, на пол… сколько времени? обед…

После того как мы плотно перекусили фирменной курицей, нам объясняют суть задания. На основе той мазн… ээ… тех зарисовок, что у нас получились (прежде всего, на основе последнего часа) надо сделать — что бы вы думал? — шрифт.

В работе над эротическим шрифтом

Вечер. Перед мэтрами лежат 11 шрифтов чудовищной эротической силы. Если б эти шрифты родились без описанной выше прелюдии, они стали бы наглядным подтверждением фрейдовской теории. Но! — у нас все по науке, так что, психиатры не докопаются.

Уф! Жаркий выдался денек. Бутылку вина за пазуху — и на берег — купаться.

День седьмой. Последний

Это был апофеоз и полный отрыв без трусов! А больше я вам ничего не скажу. Пусть для тех, кто поедет туда в первый раз, это станет сюрпризом.

Сушон в творческом экстазе

Эпилог

Под покровом ночи при свете факелов все участники Школы порезали себе руку и на крови поклялись приехать в сентябре на Бархатную школу, чего бы им это не стоило. Под впечатлением от этого действа участник Первой Бархатной школы — Сулейманов — даже написал открытое письмо Сергею Ивановичу, в котором раскаивался в том, что не приехал на Майскую школу и умолял зачислить его во Вторую Бархатную.

Так что теперь нас 12 и все места забронированы (шутка).

Утро после...
2 июля 2005
Ссылки по теме:

Майская школа каллиграфии. Участники
Майская школа каллиграфии. Место

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна. Недопустима перепечатка материалов без разрешения автора.