Александр Ширышев. Статьи по дизайну. Книги для дизайнеров. Новости.авторский проект Александра Ширышева  

Поход по Карельскому перешейку. Отчёт и сопутствующие мысли.

На прошлой неделе посетил Карельский перешеек с целью испытать физические нагрузки, всевозможные лишения и визуальное удовольствие от созерцания природных ландшафтов. Проще говоря, сходил в поход.

Поход по Карельскому перешейку

Ходить в поход в начале мая удобно по двум причинам. Во-первых, в связи с государственно узаконенными пьянками, легче выкроить время, чтобы слинять из города. Во-вторых, погода в начале мая (теоретически) наиболее благоприятствует пребыванию человеку на природе северо-запада: кусательные насекомые пока отсутствуют, холода спали, изнурительная жара ещё не началась. Поэтому можно изнурять себя физическими нагрузками, чем народ активно и занимается.

В поход ходили на байдарках. Никаких диких порогов не форсировали, по причине крайней ветхости доставшихся в этот раз плавсредств.

Отбившись из-за мастер-класса от основного состава, добирались с супругой до места встречи на трех поездах, одной машине и одной байдарке. Поездка на поездах напомнила первые кадры из фильма «Мертвец» с Джонни Депом, когда он едет на Дикий запад. Последний поезд, который вёз нас от Выборга до села Бородинского, состоял из двух раздолбанных вагонов, постоянно дергался, как при неправильном выжиме сцепления, и стоял на полустанках по 15 минут, пропуская груженые щебнем и лесом товарники. Разве что пьяные ковбои не стреляли из окон по бизонам. Остановки не объявлялись, кондукторы где выходить точно не знали. Пришлось брать языка прямо в вагоне.

Благополучно высадившись и добравшись на попутке до д. Козлово — места условленной встречи, лагеря мы не обнаружили. Двухчасовая разведка местности и допрос местных жителей с пристрастием показали, что соратники окопались на неприступном мысе Телячий, пробраться к которому можно либо по воде и быстро, либо пешком по берегу, но долго. Было принято единственно правильно решение: подавать сигналы с берега. Ещё пару часов и бухающий в это время народ из лагеря заметил-таки нас и выслал спасательный бот с пьяным боцманом. На вопрос «Как же это всё произошло?», последовал прекрасный в своей наивности ответ «А мы вас так рано не ждали». Влившись в уже разогретый греблей и алкоголем коллектив, приступили непосредственно к походу.

Поход по Карельскому перешейку Поход по Карельскому перешейку Поход по Карельскому перешейку Поход по Карельскому перешейку

Так вот о погоде. Казалось, после этой зимы уже ничем нас не удивить. Ан нет. Настроение у природы всё чудастей и чудастей. За 5 дней мероприятия на нас были испытаны все последние разработки метеоотдела небесной канцелярии: дождь, град, снег мелкогранулированный, снег крупногранулированный, утренние заморозки, вечерние туманы, ветерок легкий освежающий, ветер суровый штормовой. А над всей этой феерией светило солнце, которое то появлялось, то исчезало. В один день можно было утром просыпаться с легким колотуном, днём принимать солнечные ванны, а вечером бегать вокруг палатки, укрывая вещи от мокрого снега.

Традиционно открыл купальный сезон. Для открытия купального сезона мне необходимо несколько благоприятных условий: уединенное место на берегу, солнце и отсутствие сильного ветра. Температура воды значения не имеет. Условия совпали на третий день похода, чем я тут же и воспользовался, нисколько впоследствии не пожалев.

Поход по Карельскому перешейку Поход по Карельскому перешейку Поход по Карельскому перешейку

Это плотина где-то между озерами Любимовским и Вуоксой, которая находится в аварийном состоянии. Смотритель плотины тоже находится в аварийном состоянии, попивая самогонку из баночки для детского питания. Попросил проинформировать власти о состоянии плотины.

Поход по Карельскому перешейку

По вечерам близлежащие берега оглашались дикими криками лосей, готовых к спариванию. То, что живность ещё не всю перестреляли, и она всем охотникам назло продолжает размножаться, бескрайне радует. Хотя ни одного крупного зверя мы так и не увидели. Видимо, они достигли в маскировке уровня японских нинзя, что правильно, учитывая количество стреляных гильз по берегам. Лично моё отношение к охоте и охотникам категорически отрицательное. Современная охота — дикость, варварство и бессмыслица, занятие, не достойное цивилизованного человека, который может купить мясо в супермаркете. Кстати, не знаю ни одного дизайнера-охотника, что лишний раз подтверждает тезис, что разрушать, может только тот человек, который не способен созидать.

В последний вечер сразу после плотного ужина наш лагерь настиг настоящий снежный буран. Напомню, что по календарю этот вечер значился как 4 мая. Буран налетел так неожиданно, что даже посеял лёгкую панику в наших закаленных рядах. Снег, сначала мелкой порошей, а потом и крупным хлопьями начал покрывать ещё теплую землю и деревья, только-только приступившие к перекрёстному совокуплению посредством мохнатых шмелей. Народ, который собирался оттопыриться последнюю ночь с песнями и плясками у костра, уныло разбрелся по палаткам.

Поход по Карельскому перешейку Поход по Карельскому перешейку

Утром неведомые силы оторвали мою голову от жесткой туристической подушки, роль которой выполнял мешок от спальника с набитой в него курткой. Переделав подушку обратно в куртку, я высунул нос из палатки и офигел два раза. Первый раз от снежных сугробов, а второй — от оранжевой точки, еле пробивавшейся сквозь деревья. Я встал чётко на рассвете… Схватил фотик и, как лось на запах лосихи, ломанулся через лесок к противоположной стороне острова, на котором мы располагались.

Помнится, в Карпатах ради того, чтобы встретить рассвет, нам пришлось встать в полчетвёртого ночи и проделать часовой подъем на гору и такой же спуск обратно. И всё ради нескольких кадров, кружки еле теплого чая на вершине и 15 минут некоторого визуального удовольствия. Тут же удачное время пробуждения, 3 минуты, и я уже фотографирую восходящее солнце и мокрые булыжники в рыжем рассветном свете.

Поход по Карельскому перешейку Поход по Карельскому перешейку Поход по Карельскому перешейку

Возвращаясь довольным в лагерь, обнаружил следы какого-то крупного парнокопытного на свежем снегу. Задумчивый побрёл дальше, размышляя о том, что вот мы спим, а в 50 метрах от нас бродит всякая живность, у которой, между прочим, сейчас брачный период, что, между прочим, это остров, и между прочим, небольшой…

Моего энтузиазма с ранним подъёмом не разделил никто ещё в течение нескольких часов. Как тимуровец, переколол все дрова, перемыл всю посуду, просушил всю мокрую одежду, а просыпаться так никто и не собирался. Пришлось от нечего делать ещё раз искупаться. Вода такая же, но психологически было сложнее: как-никак рядом с водой лежал снег. Почти морж, однако…

Про культуру

Природа, конечно, красивая. Валуны, сосны, острова на зеркальной глади озёр. Однако, повсеместно видны удручающие следы пребывания приматов, почему-то обозначенных в зоологии как «человек разумный». Все берега многочисленных озёр вплоть до маленьких островков основательно загажены. Причём не замечено никаких попыток хоть как-то мусор утилизировать. Стекло и консервные банки можно закапывать, пластик — сжигать, а алюминий — плющить и увозить с собой, не говоря уже о том, что увозить с собой можно всё, особенно когда ты на моторной лодке. Но «человеку разумному» не до того. Отдохнуть бы успеть… Поэтому мусорные кучи растут. Площади же такие, что даже если и появятся энтузиасты, то вычистить все берега Карельского перешейка уже просто нереально. От мусора коробит в пригороде, на дикой природе коробит вдвойне. Делать фото решительно неприятно. Ты фотографируешь красивый противоположный берег, а рядом с тобой, на этом берегу лежат продукты жизнедеятельности цивилизации. Становится понятно, что противоположный берег красив, только потому, что ты этих продуктов на нём просто не видишь. GPS вытесняет карты, производители каждый год выпускают всё более навороченную одежду и эквипмент, а культура у народа всё как-то не растёт. Впрочем, у меня есть все основания полагать, что гадят в лесу именно рыбаки и охотники, а не туристы. Дикий человек дик во всём.

Поход по Карельскому перешейку

Про эквипмент

Последний год усиленно закупаюсь правильной одеждой и снарягой для различного экстремального отдыха. Начал с хорошего рюкзака Vaude. Рюкзак служит уже год, побывав в двух серьезных передрягах, и готовится к третьей. Достоинство фактически одно, но серьезное: носить его крайне удобно. Нигде не жмёт, ничего не трёт. Мокнет неохотно (особенно, если на него натянуть имеющийся в комплекте чехол), сохнет быстро.

Закупаясь снарягой для сноуборда, узнал про такую удобную вещь как термобелье. Как явствует из названия, это то, что находится непосредственно на голом теле, предохраняя его от холода и влаги. Помимо того, что термобелье борется с внешней агрессивной средой, оно ещё и отводит человеческую влагу. Теперь надеваю его всюду: на коньки, лыжи, сноуборд, в поход, в мороз и даже просто за город на шашлыки. Проверено: даже если намокаешь, чувство комфорта тебя не покидает.

К термобелью относятся и носки. В своё время я сам удивился, а теперь люблю удивлять людей далёких от активного образа жизни ценой спецносков. Она всегда исправно шокирует. А между тем, после обуви это второй по важности элемент одежды. В хороших носках типа Coolmax можно шлепать с мокрыми ногами, не боясь простудиться или натереть мозоли. Более того, я этими носками сушил насквозь промокшую обувь. Выжимал, одевал ботинок, шлепал, снимал, выжимал и так далее до относительной сухости. Про тепло, анатомическую конструкцию и износоустойчивость я просто не говорю. Бабушкины вязаные носки — это вчерашний день.

Поход по Карельскому перешейку Поход по Карельскому перешейку

Наконец, куртка и штаны. Ветрозащитные, влагостойкие, паропроницаемые. Тут давно властвует волшебное слово «мембрана» — мелкопористый материал с пропиткой, который не пропускает влагу снаружи и выводит её изнутри. Натуральное волшебство. Пол дня мы колбасили под дождем и брызгами, я потел как лошадь, налегая на весло, а между тем оставался практически сухим. И что характерно: одежда комфортная и красивая. Прикупив куртку для сноуборда и покатавшись, я уже не хотел из неё вылезать, так и проходив в ней всю зиму, задвинув пуховики глубоко в шкаф.

Кожа и мех — ещё одна современная дикость. Людишки мочат несчастных животных, мотивируя это тем, что, мол, в наших экстремальных условиях только натуральные шкурки спасают. Всё это полный бред. Зайдите в спортивный магазин и удивитесь. На дворе, между прочим, XXI век, придумано столько мегаматериалов с мегасвойствами, что голова идёт кругом. За цену средненькой шубы или хорошей дубленки в спортивном магазине можно с ног до головы одеться в модную, а самое главное, реально комфортную одежду. Все остальные аргументы любителей натуральных шкурок уже переходят на уровень понтов, стадных инстинктов и совковых мифов («баба без шубы — муж плохо зарабатывает»).

Закупки продолжаем. На очереди хорошие спальники.

Про спортивность

Вообще после посещения спортивного магазина, остается стойкое ощущение, что тебя обманывают. Но не в спортивном магазине, а во всех остальных. И не только в магазинах. Всё эти «приспортивленные» модные шмотки напоминают мне телевизионных болельщиков: я спортом не занимаюсь, я на него любуюсь. Найк дерёт какие-то безумные деньги за свою соплю, но не может сделать элементарного: чтобы его дрянные синтетические треники «дышали» и от них не чесалась задница. А всё потому, что найковские шмотки уже давно не для спорта, а для понтов. Беговыми кроссовками Marell я натёр мозоли, которые были больше пальца, а в «Триал Спорте» купил за копейки ботинки «нонейм», в которых нога «поёт»; на них можно вылить ведро воды, и они останутся сухими, а товарный вид после нашей шизофренической зимы сохранился такой, что хоть сейчас на полку обратно ставь. Вещи модных брендов затираются об диваны за пару месяцев, одежда для активного отдыха известных в узких кругах производителей служит годами в немыслимых условиях. Но кому это реально надо? На большей части ярлыков брендовой одежды встречается слово sport или active style. Активный образ жизни вошёл в моду. У тебя может быть пивной живот, желтые зубы от сигарет и вмятина в любимом кресле перед телевизором, но ты надел пуловер active style, бейсболку, кровоссовочки, хлебнул с утра йогурта Данон и вот ты уже спорти-и-и-ивный. Поговорил в сауне с мужиками о футболе и почувствовал себя в форме. Съездил на шашлычок — уже можно похвастать пацанам, что сходил в поход. Для многих людей спорт начинается не со спорта, а с разговоров о нём. Один знакомый всё не мог начать бегать, мотивируя это тем, что ему не дойти до спортивного магазина, чтобы купить беговые кроссовки. У меня перед домом стадион с турникетной площадкой. Бесплатный. В центре спального района. Я бегаю, где-то по 40—50 мин. Сколько я вижу там людей? 1—2 мужика (судя по суровым рожам, сотрудники охранных агентств), пара старушек, связывающихся с космосом, и класс школьников, которых туда загнал физрук. Два добровольца в час на спальный район — вот реальный уровень спортивности населения. Все посмотрели по дебилятору «Звезды на льду» и ломанулись на каток. По вечерам не протолкнуться. Вокруг влюбленные парочки и дамы бальзаковского возраста в полушубках, изображающие из себя «плющенков» и «сикурулидзей». В рекламе всё чаще стали использовать сексапильных тёток на роликах? Все на асфальт! После запуска очередной чернухи, в которой колошматят друг друга на ринге под вопли Познера, можно предположить, что расцветёт любительский бокс. Интересно, сколько передач должно выйти, чтобы люди отказались от их просмотра в пользу active style?

Поход по Карельскому перешейку Поход по Карельскому перешейку

Про походы

Зачем человеку походы? Зачем ему сознательно погружать себя в нечеловеческие условия, подвергать лишениям, бессмысленным физическим нагрузкам? Только ради мимолётных визуальных наслаждений (ах, горы! ах, озёра!)? Очень хорошо на этот вопрос ответил директор известной дизайн-студии Пётр Банков:

«У меня была негармоничная история в Тибете. Пропасть — наверное, в 1500 метров, и узкая тропа вдоль идет. Страшно до усрачки. Я посмотрел вниз и понял, что никуда не пойду — ни вперед, ни назад. И вообще хочу, чтобы мне надели памперс, я обосрался и пошел дальше, лицом к стеночке. И мало того, что тропиночка совсем неприятная, с изгибами, а еще сверху по этой тропиночке фигачит водопад. И так тебе нехорошо, когда слышишь этот звук улетающей воды. И ты идешь выше и выше, а жизнь меняется — голые камни, исчезают насекомые. Но везде запах корицы, и он становится все яснее и сильнее. Снег идет такой японский — огромными хлопьями. Долина смерти, мертвые озера. И ты все движешься, движешься… и когда ты после этого понимаешь, что вечером для счастья в жизни хватает куска хлеба с горячей водой на мяте и кусочка сахара, тебе становится так хорошо и ничего не надо. И тебя не волнует, что эти люди, которые тебе хлеб режут, тут же ломают у тебя на глазах ячье говно этими же руками. И вот в этот момент надо еще грамм 50 водки. И ты вынимаешь фляжечку, наливаешь себе грамм 50—100 водки и понимаешь, что счастье — вот оно. И оно состоит из таких простых условий. Счастье — оно совсем маленькое: кусок хлеба, теплый чай и 100 грамм водки. Будь я Путиным, я бы всех туда загнал — сделал бы программу по окультуриванию, по посещению русскими людьми Тибета. А когда спускаешься — первое счастье, что остался в живых, и оно тебя распирает.»

Кусок хлеба, теплый чай и 100 грамм водки. Да. Скажу больше. Когда топаешь по горам или занимаешься гр-еблей, когда руки отваливаются и спину ломит, для счастья достаточно передохнуть, сделать привал. Льет дождь, под ногами хлюпает жижа, но вот затрещал костерок, и становится тепло. Опять счастье. Суровое двухразовое питание: завтрак и ужин. К вечеру ты думаешь только о еде. А из еды только миска какой-то похлебки, чашка чая, две печенюшки и ложка сгушенки. По-другому никак: больше продуктов, больше тащить (очень часто вверх под наклоном), больше сил придётся тратить, больше ресурсов восполнять, ещё больше будет хотеться есть. Поэтому еды в походе мало. И вот ты доедаешь последние крошки печенья и испытываешь счастье. Сон — опять счастье. Ледяной родник, в котором можно вымыть грязную голову — снова счастье. При этом — странная штука — мы сидим у костра и мечтаем, буквально клянёмся: вот приеду в город, куплю целую пачку печенья, приму горячую ванну и высплюсь. Но пачка печенья на богатом прилавке смотрится убого, ты её покупаешь, почти внушая сам себе, что радуешься. Ешь, съедаешь две печенюшки (походную норму), но не испытываешь счастья. Съедаешь всю — и не то что счастья, даже радости нет, только тупая сытость. Принимаешь ванну, высыпаешься в чистой постели, и опять это воспринимается как данность, как что-то естественно, обыденное, а значит не способное доставлять удовольствие высокого порядка.

Ну а про жизнь и говорить нечего. «Только потеряв всё до конца, мы обретаем свободу» (с) Чак Поланик, «Бойцовский клуб».

Поход по Карельскому перешейку Поход по Карельскому перешейку Поход по Карельскому перешейку Поход по Карельскому перешейку Поход по Карельскому перешейку Поход по Карельскому перешейку Поход по Карельскому перешейку
7 мая 2007
При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна. Недопустима перепечатка материалов без разрешения автора.