Александр Ширышев. Статьи по дизайну. Книги для дизайнеров. Новости.авторский проект Александра Ширышева  

Байки с Домбая (Кавказ). Часть 3

Cказав «гора», я обозначил ее для тебя, а тебя колола ежевика на склоне, у тебя кружилась голова над пропастью, ты потел, взбираясь на скалу, рвал цветы, дышал на вершине полной грудью. Я назвал, но не донес ни полноты понятия, ни его сути. Я сказал «гора» толстому лавочнику и оставил пустым его сердце.
Антуан де Сент-Экзюпери, «Цитадель»

Самая страшная ночь*

К вечеру н-ного дня мы подошли к очередному перевалу. Солнце спряталось за неподвижной тучей, а потом и вовсе скатилось за вершину. Вечерело, холодало. Было понятно, что перевал мы сегодня не перевалим. Командир приказал бить лагерь. Команда обвела затравленным взглядом местность. Местность представляла собой помесь лунной поверхности и Северного полюса. Со всех сторон серо-коричневые пики горных вершин, груды булыжников, снежные холмы и какая-то замерзшая лужа, высота — 3100, богатейший ассортимент спальных поверхностей: полуметровые камни или снежное поле. При всей очевидности выбора, робкие предложения заночевать на булыжниках всё-таки прозвучали, настолько сильно не хотелось морозить жопу на тысячелетнем снегу. Но приказ есть приказ. Снегом субстанция называлась только потому, что была относительно белая и абсолютно холодая. Поверхность была похожа на внезапно замерзшее бушующее море. Для того чтобы расчистить место для палатки необходимо было в течении 15 минут работать ледорубом, выравнивая окаменелые волны.

Ноги мои были промочены часа два назад при подъеме по руслу ручья, и теперь, когда с заходом солнца температура стала стремиться к нулю и ниже, пальцы один за другим переставали подавать признаки жизни. Перед глазами поплыли картины из «Повести о настоящем человеке»: ночь, снег, горы, я с рюкзаком и обмороженными ногами ползу к «нашим». Растерся, поужинал, выдавил из мочевого пузыря всё что смог, чтобы ночью не дай Бог не захотелось вылезать из палатки. Оделся во всё, что было с собой. Залез в спальник с температурой комфорта -6. Комфорта не ощутил. Снежная плита прикрытая дном палатки, кариматом, спальником и одеждой обдавала ледяным холодом мочеполовые органы. Стало тревожно. Снял с себя куртку, флисовую толстовку и положил под спальник в районе вышеупомянутных органов. Поток ледяного излучения уменьшился, но тревога осталась. Засыпал тяжело. Вспомнилась история про бедного Скотта, который замёрз в своей собственной палатке, на обратном пути от Южного полюса…

Ночью в палатку постучали и попросили таблеток от головы. У народа началось кислородное голодание…

Утром проснулся от того, что на голову мне падает снег. Весь потолок палатки был покрыт замерзшим выхлопом четырех человек. Залез в мокрые ботинки, которые предусмотрительно поставил в палатку на ночь. (Те интеллигенты, что оставили обувь у порога, утром ходили в хрустальных туфельках как золушки). Снаружи палатка была покрыта кусками льда — ночью температура опустилась до -10. Самая страшная ночь похода закончилась…

Домбай. Кавказ. Самая страшная ночь Домбай. Кавказ. Самая страшная ночь Домбай. Кавказ. Самая страшная ночь Домбай. Кавказ. Самая страшная ночь Домбай. Кавказ. Самая страшная ночь

Пока все спали, чтобы хоть немного согреться, забрался на перевал, до которого мы чуть-чуть не дошли, и узрел один из самых красивых пейзажей похода. Внизу меж гор на высоте где-то 2500 метров висела пелена облаков, словно взбитая пенка молочного коктейля. Под ней лежала зеленая долина. Именно в этот момент я четко осознал, что стою на вершине. От этого осознания кружилась голова, и хотелось кричать во всё горло. Покричал. (А чего себя ограничивать?)

Домбай. Кавказ. Самая страшная ночь

Глянув по другую сторону, увидел нашу снежную лощину и крохотные палатки (на фото в правом нижнем углу). По лощине медленно и неотвратимо ползла полоска света. Перед полоской светораздела была зима, на палатках лежал иней, а в палатках лежали продрогшие участники экспедиции. За полоской светораздела было жаркое лето, пели птицы, а талая вода собиралась в ручьи. На этой стороне перевала мир тоже раскололся на две половины.

Домбай. Кавказ. Самая страшная ночь

* Интересующиеся историей покорения Антарктиды, несомненно, оценили иронию названия. Ещё до Скотта и Амудсена многочисленные исследования южного континента были проделаны английскими экспедициями под руководством Эрнеста Шеклтона, который написал потом книгу «Самый страшный поход».

Про горняшку

Человек с утра до вечера сидит в офисе, смотрит телек по вечерам, иногда ходит в тренажерный зал, пьет пиво по пятницам — вобщем ведёт обычную размеренную жизнь. Потом — бац! — а не сползать ли мне в горы? Ага, так горы его и ждут с распростёртыми объятиями. Горы хороши для горцев, для всех остальных — это стресс для организма. Низкое содержание кислорода в воздухе, низкое давление, перепады высот и физические нагрузки. У кого-то организм выдерживает издевательства, а у кого-то выдает системную ошибку «Ваши драйвера не совместимы с данной операционной системой». Человек заболевает горняшкой. Рюкзак тащить отказывается, идти в гору не хочет и вообще чувствует себя как с хорошего перепоя.

Не миновала горняшка и нас. Через три дня двое товарищей сошли с трассы и были расстреляны переправлены на Большую землю.

Домбай. Кавказ. Горняшка Домбай. Кавказ. Горняшка Домбай. Кавказ. Горняшка Домбай. Кавказ. Горняшка Домбай. Кавказ. Горняшка Домбай. Кавказ. Горняшка Домбай. Кавказ. Горняшка Домбай. Кавказ. Горняшка Домбай. Кавказ. Горняшка Домбай. Кавказ. Горняшка

Продолжение...

24 июля 2007
При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна. Недопустима перепечатка материалов без разрешения автора.