Александр Ширышев. Статьи по дизайну. Книги для дизайнеров. Новости.авторский проект Александра Ширышева  

Как правильно ходить в музей

Слово «музей» само по себе не очень хорошее. Выражение «как в музее» имеет явную негативную окраску. В представлении обывателя музей — это злобные бабки-смотрительницы, пыльные экспонаты, которые висят со времён потопа, и очереди в гардероб. Я вас огорчу — всё это осталось. Но с другой стороны на лицо активные попытки музеев двигаться в ногу с прогрессом и желание что-то менять. Конечно, до Европы нам далеко, но на фоне вечно хромающего российского сервиса и полуголодной культуры, современный российский музей — не самое плачевное зрелище.

Врубель. Раковина
Михаил Врубель. Раковина. Конец 1904 – начало 1905

Волею судеб у меня есть возможность чаще бывать в питерских музеях, чем в каких-либо иных. О них я давно хотел замолвить пару словечек. Тем более что созерцание художественных творений — важный ингредиент профессионального роста любого дизайнера. Творения можно, конечно, созерцать по книжкам или через интернет, но ты ж поди найди хорошие книжки с правильной цветопередачей, и даже если с цветопередачей всё в порядке, всё равно напрашиваются неприличные параллели с резиновыми женщинами и безалкогольным пивом, вы уж извините. Пока у нас только Юрий Холдин смог сделать такой альбом, что к первоисточнику и ехать не хочется.

Врубель. Раковина

В Питере два мегамузея: Эрмитаж и Русский. Эрмитаж, конечно, главнее, больше, богаче, корпуса представляют собой единый комплекс, но его размер — скорее недостаток, чем достоинство. Для меня каждый раз огромная проблема — после завершения просмотра найти выход. Навигацию в музеях подтянули до оценки «удовлетворительно» на первом этаже в районе главного входа: можно без особого труда найти гардероб, туалет, кассу и даже интернет-кафе. Но вот залы по-прежнему представляют собой лабиринт Минотавра. Поэтому Русский музей с его отдельными, относительно небольшими зданиями-филиалами более удобен в этом плане: навигация такая же хреновая, как в Эрмитаже, но найти выход вслепую гораздо легче, потому что пространства не те.

Врубель. Раковина

Как происходит осмотр художественного полотна? Ты подходишь к нему (полотну), внимательно всматриваешься, оцениваешь композицию, цветовое решение, сюжет, выносишь мысленно (или вслух) вердикт «нравится/не нравится», отходишь. Подходишь к следующему, повторяешь процесс. Отдельные эстеты обращают внимание на мазки кисти, пытаются уловить скрытые смыслы и сопоставить картину с эпохой, в которой творил художник, и его остальным творческим наследием. Народ, который попроще, тупо оценивает сюжет, снабжая каким-нибудь сочным комментарием: «А пожрать-то они тогда были не дураки» или «Че-то сиськи маловаты». Через некоторое время прослеживается одна и та же тенденция, что у одних, что у других: сокращение времени просмотра экспоната. Композиция оценивается бегло, сочных комментариев всё меньше. И так до тех пор, пока размеренный шаг не превращается в рысь, а рысь в галоп и крики «Вы не подскажете, где тут выход?!».

Врубель. Раковина

Увы, физические возможности человека не безграничны, даже если он очень сильно стремится к прекрасному. Лично я могу внимательно и вдумчиво рассмотреть порядка 200 экспонатов, потом ноги начинают подкашиваться, спина болеть, а внимание всё чаще переключаться на соседок по осмотру. Еще один знакомый зануда-мазохист подсчитал, что на неспешный осмотр Эрмитажа нужно потратить 11 дней. Даже если он ошибся в подсчётах и два раза прошелся по залу голландцев, мысль ясна: современный музей — не средство отдыха и релаксации, а огромное хранилище информации, мощный источник вдохновения, которым надо уметь пользоваться. При этом задача администрации музея — максимально облегчить пользование этим источником и предоставить различные варианты доступа.

Врубель. Раковина

До настоящего времени администрации никак не проявляли себя в этом плане, имея в арсенале только одну древнюю гаубицу для стрельбы по воробьям: обзорную экскурсию. Больший бред себе представить сложно. Если вы не были ни разу на «обзорке» в большом музее, я вам расскажу что это такое: два часа, десятки тысяч квадратных метров, экскурсовод тараторит зазубренный текст, впереди вас группа, позади вас группа, отставать нельзя — пропустите, что говорит экскурсовод, задавать вопросы нельзя — тормозите экскурсию, толкаетесь жопами с соседями, наступаете им на ноги в попытке пробраться к экскурсоводу, пробираетесь к нему — перестаёте видеть экспонат, пробираетесь к экспонату — перестаёте слышать экскурсовода, что-то пропустили — не повторят, про ту картину, которая нравится — не расскажут, травят анекдоты на тему сюжета и историю создания, но ни слова не скажут про композицию и колорит. Знакомиться с музеем через обзорную экскурсию — всё равно что смотреть город с колеса обозрения.

Врубель. Раковина

Еще великие живописцы Франции XIX века, будучи студентами, захаживали в Лувр, чтобы скопировать ту или иную картину. Они не шлялись по дворцу с отвлеченным видом, время от времени вскидывая руки и восклицая «Ах, какая красота!», нет. Они целенаправленно шли в зал любимого мастера, к конкретному творению и часам возле него просиживали, потому что даже одна хорошая картина — это целый мир. Но то художники, а нам, простым ценителям прекрасного, нужен какой-то средний вариант, между вульгарными «обзорками» и многочасовой медитацией.

И этот вариант таки появился: аудиогид и тематическая выставка. Если аудиогиды есть и в Русском музее и в Эрмитаже, то в тематических выставках лидирует Русский музей. Такого же мнение придерживается и портал : «Русский музей формально держит второе место среди питерских музеев, но как выставочная площадка он, пожалуй, побольше и поживее, чем Эрмитаж». За последние два года я побывал на нескольких тематических выставках в Русском, и ни на одной в Эрмитаже. То ли промоушен у них слабоват, то ли темы не цепляют. Как бы то ни было, мне сложно представить того же Уорхола или Шагала в Эрмитаже. А меня интересуют именно такие художники.

Врубель. Раковина

Чем, спрашивается, хороши тематические выставки? Чего тебе, ценитель, не ходится в конкретные залы без них? А вот не ходится. Во-первых, на тематических выставках конкретная тема или художник строго локализованы в нескольких смежных залах, что снижает до минимума количество телодвижений, что немаловажно хотя бы при тех же 200 экспонатах. Во-вторых, во время этих выставок, музей поднимает свои запасники и архивы, из которых извлекаются на свет Божий ранее не экспонировавшиеся шедевры и не очень. В-третьих, иногда экспозиция собирается сразу из нескольких музеев, потому как не научились до сих пор художники сдавать картины в один и тот же музей. Как итог: такие выставки позволяют погрузиться в тему или творчество конкретного мастера максимально глубоко, чего, конечно, не дает постоянная экспозиция хоть самого распрекрасного музея, всегда и везде представляющая собой случайный винегрет из подаренного, выкупленного, национализированного или даже трофейного.

Врубель. Раковина

Вернусь к аудиогидам. Многие жмут деньги и отправляются на выставку «сами с усами», а зря. Тем более аудиогидом (по крайней мере, тем, который в Русском) могут пользоваться сразу два, а то и три человека. Аудиогид — персональный экскурсовод, которого можно в любой момент остановить (например, для того, чтобы вставить смачную хохму), запустить заново, если что-то прослушал, сделать тише, громче, попросить рассказать про ту картину, про которую хочется, и запретить говорить про ту, про которую не хочется. Наконец, аудиогид полезен по сути своей. Вот ты подходишь к картине, морщишься, нехотя нажимаешь на кнопку play (картина явно тебе не нравится, а, скорее всего, ты просто её не понял) и начинаешь слушать. Профессиональный актер под гармонично подобранную музыку начинает неспешный рассказ: о сюжете, истории, композиции и колорите, и даже может стих какой вспомнит на тему. Он никуда не торопится, потому что ему не надо скакать сегодня по музейному паркету еще с тремя группами. Обычно рассказ занимает несколько минут, а ты в это время стоишь и внимательно обшариваешь полотно глазами. Когда повествование заканчивается, перед тобой уже совсем другая картина, она тебя безмерно удивляет и радует, доставляет эстетическое удовольствие, а сам ты ощущаешь себя хоть немного поумневшим. Просто у тебя было время, чтобы всё рассмотреть и понять…

Врубель. Раковина

Еще одна приятная штука тематических выставок — каталог. Я всегда требую оный в книжном лотке, даже если организаторы выставки не удосужились мне его должным образом прорекламировать. И этот каталог всегда там оказывается. Каталог, конечно, как правило, недешёвый, но я считаю, что это самые полезные приобретения, даже если по качеству они не очень удались (и такое бывает). Во-первых, в каталог помещают то, что не влезло на стены. Во-вторых, на примере того, что висело на стенах, ты убеждаешься в очередной раз, что смотреть картины в уменьшенном полиграфическом (и, тем более, электронном) варианте — извращение. В-третьих, закрепляешь пройденное и освежаешь в памяти переживания, которые испытал, находясь рядом с живой картиной. Эти переживания останутся с тобой уже навсегда — достаточно открыть книгу.

Врубель. Раковина

P.S. Сейчас в Русском музее проходит выставка Михаила Врубеля, посвященная его 150-летию. Чудесная выставка. Успех у неё такой ошеломляющий, что в новогодние каникулы туда не реально было попасть из-за диких очередей. Сейчас очередей нет, но дату закрытия всё равно перенесли с 30 марта на 10 мая. Потом основная часть экспозиции опять осядет в запасниках на долгие годы до следующего юбилея.

14 марта 2007
При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна. Недопустима перепечатка материалов без разрешения автора.