Александр Ширышев. Статьи по дизайну. Книги для дизайнеров. Новости.авторский проект Александра Ширышева  

О штатном юристе замолвлю я слово

Прочитал . Прослезился. Тоже навеяло.

Каждый раз, когда новый клиент созревает до отношений с нами, начинается эпопея «Война и мир»: наш договор отправляется к юристам клиента на «вычитку» или — как это у них называется — «визирование».

Любой человек с высшим не юридическим образованием может прочитать договор и понять, грамотно он составлен или нет. В крайнем случае, можно позвонить по телефону и уточнить непонятные в договоре места у будущего партнёра. Нет ничего правильнее общения. Когда люди общаются, они лучше понимают друг друга и лучше понимают, что стояло в сухом юридическом документе за, казалось бы, угрожающей фразой.

Но нет. У клиента в штате юрист (или юристы!). Клиент его кормит и считает, что тот должен сполна отработать свой хлеб. Поэтому договор отправляется ему. Причём, некоторые клиенты сразу предупреждают, что документ зависнет у юриста недели на две. И это считается нормальным! Для сравнения: мы за этот же срок успели бы сделать логотип. И это не говоря о том, что наша работа — созидающая, а работа юриста в данном случае — разрушающая.

Что происходит в голове у штатного юриста догадаться не сложно. Это ж не благородный адвокат какой-нибудь. Это маленький конторский человечек, который должен отработать свою краюху хлеба. Он искренне желает быть полезным своему работодателю. Не важно, хороший договор или плохой — результат должен быть всегда. Не беда, если иногда для того, чтобы показать свою полезность, приходится создавать видимость работы. А вдруг, если он скажет, что в договоре всё в порядке, босс подумает, что он его вообще не читал, а просидел всё это время в аське? Поэтому юристы отчаянно правят все договора, даже самые безупречные.

Испохабленный юристом договор нам, конечно же, не нравится. Нам приходится тратить время, чтобы, во-первых, вникнуть в тот бред, что написал юрист в комментариях к документу, чтобы показать видимость своей кипучей деятельности, недюжинных знаний в юриспруденции и собственного богатого юридического опыта, а во-вторых, придумать, как на этот бред аргументировано ответить, чтобы и юристу стыдно стало, и его начальник с нами согласился. После этого мы тратим время, чтобы цензурно оформить свои аргументы, отсылаем и ждём очередного приступа графомании юриста.

Как правило, штатные юристы сразу не сдаются. Не сложно догадаться, что перепалка со строптивым подрядчиком своего босса — прекрасная возможность показать, что они не зря тут штаны просиживают, и благодаря им компания только что избежала настоящей катастрофы, а может быть даже краха. Они бегут к начальству и убеждают не обращать внимания на подлые уловки дизайнеров, которые наверняка собираются обобрать компанию до нитки или как минимум подложить хорошую свинью. Начальство юристам верит. Оно не может допустить мысль, что кормит их зря.

Иногда доходит до абсурда: юрист с трудом представляет что такое авторское право, чем отличаются имущественные права от неимущественных, и почему право называться автором нельзя отобрать от автора даже после его смерти. И это не удивительно. Если юрист с утра до вечера «визирует» договоры поставщиков железной арматуры и пластиковых заготовок для ПЭТ, то «Договор на творческую разработку» для него, как античная статуя для варвара: сиськи классные, голова и руки явно лишние — надо отбить. Для того чтобы вникнуть в специфику, надо изучить , но если цель — не работа, а видимость работы, то тратить время на изучение нюансов, естественно, не хочется.

В этой бесконечной войне нервы мы уже научились не тратить, а вот времени жалко до слёз.

5 ноября 2007
Ссылки по теме:

Об авторском праве. Часть 1

Об авторском праве. Часть 2

Об авторском праве. Часть 3

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна. Недопустима перепечатка материалов без разрешения автора.